Бенефис маразма

Этот пост — ответ на обращение Катерины Венжик к МСБ:
«В общем, друзья, это я к чему. Пока ваша (МСБ) позиция в переговорах с государством “отъебитесь от нас” — хрен вы чего-то от этого государства добъётесь. Потому что это нифига не диалог. А для диалога вам не хватает матчасти».
Далее по тексту «в кавычках» цитаты из её поста.

Одним из наиболее острых вопросов в отношениях между МСБ и государством в прошлом году был НДС. Понять суть этой действа проще, познакомившись с его актёрами:

  • государство — собирает налоги и задаёт правила,
  • крупный бизнес — получает прибыль и «отлично проводит свои интересы на законодательном уровне»,
  • МСБ — получает прибыль и придерживается позиции «отъебитесь от нас»,
  • “скрутчики” — компании которые получают прибыль документально прикрывая операции по торговле НДС.

В первом акте государство сделало шаг вперёд навстречу крупному бизнесу, начав автоматически возмещать НДС экспортёрам. Та часть МСБ которая занимается экспортом (ироническая улыбка) так же выиграла от этого. Ну и в целом МСБ (без иронии) приветствует такое решение — очередь “для всех” всегда лучше чем очередь “для своих”. Даже если если вы не претендуете попасть ни в ту, ни на другую, очередь. МСБ платит НДС, но редко, в ходе своей деятельности, претендует на его возмещение.

Во втором акте государство решило бороться со “скрутчиками” введя СМКОР.

СМКОР — система моніторингу відповідності податкових накладних (ПН)/розрахунків коригування (РК) критеріям оцінювання ступеню ризиків.

В этом длинном названии скрыт подвох. Потому как там написано “мониторинга”. А по факту эта штука изначально была создана как система автоматической блокировки.

Сама идея “автоматической блокировки” — решение рискованное, доморощенное. Опасаясь последствий её введения, государство вывело из под удара крупный бизнес — те, чьи платежи в бюджет превышают 5 млн, под действие системы не попадают.

Во втором акте (до середины 2017) система работала в тестовом режиме — она именно мониторила рискованные операции, а специалисты ДФС принимали решение, какие из отмеченных системой операций заблокировать. Экономический эффект от двух месяцев работы системы в таком режиме оценить сложно. Но по слова сотрудников ДФС, участвовавших в эксперименте, им система помогла бороться со скрутками. Уровень ошибочно заблокированных накладных по алгоритму “СМКОР+специалист” был не высоким, и, возможно, в таком виде это нововведение МСБ бы пережил без потрясений.

В третьем акте СМКОР заработала в штатном режиме “автоматической блокировки”. Это означает следующее. Если вашему поставщику заблокировали НДС-накладную, то он не будет знать по какой причине (по какому из критериев). А вы должны будете заплатить НДС за себя и за своего поставщика. При этом говорят, что ваш поставщик — “скрутчик” (финансовый посредник), а вы каким-то образом от него уже много лет получаете продукцию. Ну и наконец ни вы, ни ваш поставщик не можете подать в суд, — блокировка предусмотрена в Налоговом кодексе принятом государством в качестве правил игры, а компьютерная система СМКОР, которая заблокировала накладную и нанесла вам ущерб, не может выступать в качестве ответчика в суде — это же машина, как вы её привлечёте к ответственности.

За пол года было заблокировано всего несколько процентов компаний — и зритель в массовке МСБ мог не заметить пострадавших. Но те, кто был заблокирован, их контрагенты и, в первую очередь бухгалтера, которые понимают маразм ситуации на микроэкономическом уровне, были достаточно решительны. Акции протеста, публикации в СМИ, комитетские слушания, судебные иски. В результате работа СМКОР была приостановлена и система отправлена на доработку. Специалисты по Government Relations наверное оценят эту кампанию. А для МСБ это был шаг вперёд и в плане самоорганизации, и с точки зрения задействованного арсенала инструментов влияния.

С марта у этой пьесы начался четвёртый акт — заработала обновлённая СМКОР. Перерастёт ли эта драма в трагедию — покажет время. Но мы задержимся в антракте и подслушаем разговор театрального критика и экономиста, которого привёл в зал подзаголовок на афишах — “пьеса о макроэкономике”.

В этой истории роль СМКОР играет большой рояль, возвышающийся посреди сцены, и оттеснивший актёров на периферию. Для зрителя в зале это элемент декорации. Но критик задаёт вопросы. Зачем рояль посреди сцены? И почему на рояле восседает государство? И почему роль государства играет режиссёр спектакля?

У государства в этой пьесе две роли — одна сценическая, вторая — по жизни. На сцене, в пьесе об экономике, это лишь один из актёров. Который собирает налоги и перераспределяет их в пользу малоимущих. Играя свою роль он борется с отрицательным героем — скрутчиками. Зритель в зале видит государство именно с этой, позитивной, стороны.

В жизни у этого актёра другая роль — он режиссёр спектакля. Он задаёт правила игры других актёров. И от того, как он справляется с этой второй ролью, зависит то, будет ли успех у спектакля и рост у экономики. Пока с ролью режиссёра государство не справляется. Более того, государство хочет что бы эта постановка стала именно его актёрским бенефисом. Для этого на сцене нужен рояль — подняться выше. И для бенефиса не важны другие актёры. Ну разве что в ближний угол сцены стоит поставить кума и партнёра — большой бизнес. По ходу пьесы он озвучит благодарственную речь о возврате НДС экспортёрам (выступление на встрече с президентом 12 марта 2018) и сделает заявление о том, что блокировка это хорошо (заявление бизнес-ассоциаций в дни, когда “заблокированный” МСБ стоял под Верховной Радой).

Экономист начнёт с того, что сделает замечание критику, — государство не создаёт public good. В редких случаях оно лишь аккумулирует деньги налогоплательщиков с тем, что бы передать их тем бизнес- и неправительственным- организациям которые создают эти блага (дискуссия под постом).

Далее экономист поставит главный вопрос — а был ли экономический эффект от СМКОР? Государство-актёр (тот который сборщик налогов) уверенно заявляет со сцены о поступлениях в бюджет. А государство-режиссёр (тот который следит за правилами игры)… не предоставит цифр о количестве ликвидированных скрутчиков. Но если цель СМКОР была ловить “торговцев НДС”, то как иначе можно оценить эффективность работы системы?

Или всё же не эту цель преследовали её авторы? Государство не лукавит когда когда рапортует о росте поступлений НДС в бюджет. Потому как если ваш поставщик заплатил этот налог, а потом ему в силу каких-то причин заблокировали налоговую накладную, то вы должны будете заплатить НДС и свой, и за своего поставщика. То есть НДС поступит дважды. Были зафиксированы случаи когда от одной операции НДС поступал трижды: импортёр деталей — сборщик компьютеров — розничный торговец. И после этого вы считаете что работа СМКОР и автоматическая блокировка это предмет экономической дискуссии?

Подобно театральному критику журналист Катерина Венжик задаёт вопрос — почему в пьесе у МСБ безмолвная роль? И вообще, актёра на эту роль пригласили слабенького, — если вдруг надо будет импровизировать, сможет ли он сказать что-то внятное? Сможет. Комитетские слушания и аргументация на судебных заседаниях говорят о том, что у этого актёра есть что сказать. Только в “пьесе о макроэкономике” ему отведена безмолвная роль где-то в углу за роялем. А для пьес о политической экономике, в которых государство есть лишь одним из актёров на сцене и стороной конфликта по жизни, у нас нет режиссёров. Не созрела наша судебная и медийные власти модерировать дискуссии между бизнесом и государством. Или созрели? Ответ получим, думаю, уже в этом году.

Действительно то что сейчас происходит — «это нифига не диалог» в его лингвистических корнях — свободное течение идей между участниками. Это даже не тянет на дискуссию — столкновение, отражение, противостояние мнений. До тех пор, пока актёры находятся в заведомо не равном положении, и одна из сторон конфликта “сидит на рояле” — это лишь спектакль для зала, в то время когда критическое мышление задержалось в буфете.

Get the Medium app

A button that says 'Download on the App Store', and if clicked it will lead you to the iOS App store
A button that says 'Get it on, Google Play', and if clicked it will lead you to the Google Play store